• Описание
  • Отзывы
  • Афиша
  • Одноактные балеты «Адажио Хаммерклавир», «Соло», «Вариации для двух пар», «Пять танго»/ One act ballets «Adagio Hammerklavier», «Solo», «Variations for two couples», «5 Tango's»
    12 +

    Одноактные балеты «Адажио Хаммерклавир», «Соло», «Вариации для двух пар», «Пять танго»/ One act ballets «Adagio Hammerklavier», «Solo», «Variations for two couples», «5 Tango's»

    20 Февраля 19:30 Мариинский театр
    Описание

    Одноактные балеты

    Предмет внимания хореографа Ханса ван Манена – движение. Не изложение сюжета, не создание танцевальных драм, а поиск красоты линий, выстраивание увлекательных смен положений тел в пространстве.

    Своим кумиром и первым источником вдохновения хореограф называет Джорджа Баланчина. Становление Ханса ван Манена как сочинителя происходило в те годы, когда мир, увидев придуманный русским американцем тип спектакля, в котором царствует лишь музыка и классический танец, был увлечен бессюжетным балетом.
    Язык движенческих экзерсисов хореографы тогда выбирали по-своему. Кто-то отдавал предпочтение традиционной классике, как Харальд Ландер в «Этюдах», кто-то, как Серж Лифарь в «Сюите в белом», старался расширить знакомый по ежедневному уроку набор движений непривычными позами. Третьи классический словарь дополняли элементами техники танца модерн. В их числе оказался Ханс ван Манен. Он имел представление о технике Марты Грэхем, попробовал свободу смешения жанров в постановках Ролана Пети, потанцевав в его труппе в конце 1950-х, но все эти влияния оставались в его хореографическом языке не более чем приправой к основному ингредиенту, классическому танцу. Ван Манен оставался адептом классики.

    В родной Голландии с классическим танцем его знакомила Соня Гаскелл, учившаяся когда-то у Любови Егоровой. Она-то, очевидно, и привила танцовщику и будущему хореографу почтение к русской школе, к вековым традициям, дающим пищу вдохновению, открывающим пути для творчества. В Голландии такого мощного балетного фундамента не было, и ван Манен, оглядываясь на старт своего пути, не без тени сожаления говорит, что ему приходилось изобретать велосипед и ту свободу комбинирования движений, что в России, как азбучные истины, впитывается с первых школьных уроков, он искал и познавал сам.

    А Ленинград и Мариинский (тогда Кировский) театр стали для ван Манена заветной балетной Меккой. Джордж Баланчин был оттуда. Был носителем традиций. И исключительный блеск таланта, с которым Баланчин их использовал для создания нового, сделал его кумиром для многих. В том числе и для ван Манена.
    Ван Манен никогда не скрывал своего желания идти по пути Баланчина, погружаясь вслед за ним в стихию движения, рожденного классикой. Его интересует, как танцовщики двигаются, какие фигуры могут сложить их тела в дуэтах и ансамблях. (Не случайно ван Манен известен и как фотограф). Только в отличие от Баланчина он не мыслит танец как торжество формы. Ван Манен говорит, что его балеты «не абстрактны». На вязь тел в облегающих трико ван Манен проецирует эмоции и чувства и в своих постановках рассказывает драмы об отношениях между людьми, исключая при этом фабульность и жизнеподобие. В его балетах важно, чтобы линии придуманных хореографом движений пересекались с линиями человеческих чувств. Он требует от танцовщиков эмоциональности, говорит, что «хочет видеть на сцене людей, а не роботов».

    Эмоции рождаются из музыки. Причем спектр их у ван Манена весьма широк – от метафизики Баха до полнокровия страстей и жизненной энергии Пьяцоллы и Вила-Лобоса. В работе с музыкой ван Манен идет не по пути Баланчина, выпускника консерватории, для которого профессиональный анализ произведения и чтение партитуры были естественной необходимостью при постановке. Ван Манен полагается на свой слух и чуткость к эмоционально-образной структуре выбранной музыкальной основы.
    Ван Манен не испытывает возможности человеческого тела. И балансировать на пределе скорости, физических данных и накала страстей – не его стихия. Он сочиняет движения и делает игру геометрических линий человечной.
    Ольга Макарова

    ***
    Адажио Хаммерклавир

    Возрастная категория 12+

    Музыка Людвига ван Бетховена (Адажио из Сонаты для фортепиано № 29, соч. 106 «Большая соната для Хаммерклавира»)
    Хореография Ханса ван Манена
    Сценография и костюмы – Жан-Поль Вром 
    Свет – Ян Хофстра
    Ассистент хореографа – Меа Венема

    Мировая премьера – 4 октября 1973 года, Национальный балет Нидерландов, Амстердам.
    Премьера в Мариинском театре – 15 июня 2014 года.

    Продолжительность балета 30 минут.

    ***
    Соло

    Возрастная категория 12+

    Музыка Иоганна Себастьяна Баха (Партита для скрипки соло № 1 cи минор, BWV 1002), запись Сигизвальда Кёйкена
    Хореография Ханса ван Манена
    Сценография и костюмы – Кесо Деккер
    Свет – Йоп Каборт
    Ассистент хореографа – Меа Венема

    Мировая премьера – 16 января 1997 года, Нидерландский театр танца, Гаага.
    Премьера в Мариинском театре – 15 июня 2014 года.

    Продолжительность балета 5 минут.

    ***
    Вариации для двух пар

    Возрастная категория 6+

    Музыка Бенджамина Бриттена (Струнный квартет фа мажор. Часть II. Анданте), Эйноюхани Раутаваары («Скрипачи», соч. 1. Часть II. «Йонас Копсин»), Стефана Ковача Тикмайера (Lasset uns den nicht zerteilen («Не будем рвать его») из «Трех вариаций на тему Баха»), Астора Пьяццоллы (Мелодия в ля миноре («Песнь октября»), аранжировка для скрипки и струнного оркестра Боба Циммермана), запись оркестра Holland Simfonia под управлением Мэттью Роува
    Хореография Ханса ван Манена
    Сценография и костюмы – Кесо Деккер
    Свет – Берт Далхёйсен
    Ассистент хореографа – Рашель Божан

    Мировая премьера – 15 февраля 2012 года, Национальный балет Нидерландов, Амстердам.
    Премьера в Мариинском театре – 15 июня 2014 года.

    Продолжительность балета 15 минут.

    ***
    Пять танго 

    Возрастная категория 12+

    Музыка Астора Пьяццоллы, запись «Астора Пьяццоллы и его оркестра»
    Хореография Ханса ван Манена
    Сценография и костюмы – Жан-Поль Вром 
    Свет – Ян Хофстра
    Ассистент хореографа – Александр Жембровский

    Мировая премьера – 3 ноября 1977 года, Национальный балет Нидерландов, Амстердам.
    Премьера в Мариинском театре – 15 июня 2014 года.

    Продолжительность балета 25 минут.


    One act ballets

    Choreographer Hans van Manen focuses on movement. Not narrating a plot, not creating dance dramas, but seeking out the beauty of lines and developing engaging exchanges between his dancers’ bodies in space.

    The choreographer names George Balanchine as his idol and the primary source of his inspiration. Hans van Manen’s emergence as a creator occurred at a time when the world – having seen the kind of production created by the Russian-American in which only the music and classical dance are of importance – was absorbed by the plot-less ballet.
    At that time, choreographers selected the language of dance exercises each in their own way. Some preferred traditional classicism, such as Harald Lander with Études, while others – such as Serge Lifar with Suite en blanc – attempted to expand the range of movements familiar from daily class by adding unusual poses. Yet others added to the classical lexis with elements of the techniques of modern dance. Hans van Manen is one of the latter. He had an idea of the technique of Martha Graham and tried out the freedom of mixing genres in productions by Roland Petit when he danced in his company in the late 1950s, but all these influences in his choreographic language are nothing more than the spice to the basic ingredient of classical dance. Van Manen remained a follower of classicism.

    In his native Holland, he was introduced to classical dance by Sonia Gaskell who had trained under Lyubov Yegorova. It is quite obvious that it was she who encouraged the dancer and future choreographer’s admiration for the Russian school and for centuries-old traditions that provide inspiration and open the doors to creativity. In Holland there was no such powerful dance base and van Manen, looking back at the start of his path, says with a shade of regret that he had to invent the bicycle, and that freedom of combining movements that are like fundamental truths in Russia was absorbed from his very first classes when he was searching for and finding his own self.

    Leningrad and the Mariinsky (then the Kirov) became a kind of ballet Mecca for van Manen. George Balanchine had come from there. He carried on the traditions. And the exceptional dazzle of talent with which Balanchine used these traditions to create something new made him an idol in the eyes of many. Including van Manen.
    Van Manen never hid his desire to follow in the footsteps of Balanchine, revelling in his movements that were born from classicism. He is interested in how dancers move and what figures their bodies can form in duets and ensembles. (It is no coincidence that van Manen is also an acclaimed photographer). Unlike Balanchine, however, he does not see dance as the triumph of form. Van Manen says that his ballets are “not abstract.” Van Manen projects emotions and feelings onto the limbs of bodies in formfitting leotards, and in his productions he tells dramas about relationships between people, at the same time excluding fables and lifelikeness. In his ballets it is important for the lines that the choreographer has conceived to meet with lines of human emotions. He demands emotionality from his dancers, saying that he “wants to see people on the stage, not robots.”

    Emotions come from the music. And with van Manen the range is incredibly broad – from Bach’s metaphysics to the full-bodied passions and life energy of Piazzolla and Villa-Lobos. When he works with the music, van Manen does not follow the path taken by Balanchine, a graduate of a conservatoire and for whom the professional analysis of a work and reading the score were natural requirements when staging a work. Van Manen relies on his own hearing and responsiveness to the emotional and imagistic structure of the musical material chosen.
    Van Manen does not test the limits of the human body. And finding a balance with maximum speed, physical characteristics and intensity of passions is not his style. He creates movements and renders the play of geometric lines human.
    Olga Makarova

    ***
    Adagio Hammerklavier

    Age category 12+

    Music by Ludwig van Beethoven (Adagio from Piano Sonata No 29, Op. 106, Große Sonate für das Hammerklavier)
    Choreography by Hans van Manen
    Set and Costume Designs: Jean-Paul Vroom
    Lighting: Jan Hofstra
    Assistant Choreographer: Mea Venema

    World premiere: 4 October 1973, Dutch National Ballet, Amsterdam.
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 15 June 2014.

    Running time: 30 minutes.

    ***
    Solo

    Age category 12+

    Music by Johann Sebastian Bach (Violin Partita No 1 in B Minor, BWV 1002); recording by Sigiswald Kuijken
    Choreography by Hans van Manen
    Set and Costume Designs: Keso Dekker
    Lighting: Joop Caboort
    Assistant Choreographer: Mea Venema

    World premiere: 16 January 1997, Netherlands Dance Theatre, The Hague.
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 15 June 2014.

    Running time: 5 minutes.

    ***
    Variations for two couples

    Age category 12+

    Music by Benjamin Britten (String quartet in F major. Andante, Part 2), Einojuhani Rautavaara Pelimannit (The Fiddlers, Op. 1. Kopsin Jonas, Part 2), Stefan Kovács Tickmayer (Lasset uns den nicht zerteilen from Three Variations on the Theme of J.S. Bach), Astor Piazzolla (Melodia en La menor (Canto de Octubre). Arrangement for solo violin and string orchestra by Bob Zimmerman); recording by the Holland Symfonia Orchestra under Matthew Rowe
    Choreography by Hans van Manen
    Set and Costume Designs: Keso Dekker
    Lighting: Bert Dalhuijsen
    Assistant Choreographer: Rachel Beaujean

    World premiere: 15 February 2012, Dutch National Ballet, Amsterdam.
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 15 June 2014.

    Running time: 15 minutes.

    ***
    5 Tango's

    Age category 12+

    Music by Astor Piazzolla; the recording Astor Piazzolla and His Orchestra
    Choreography by Hans van Manen
    Set and Costume Designs: Jean-Paul Vroom
    Lighting: Jan Hofstra
    Assistant Choreographer: Alexander Zhembrovskyy

    World premiere: 3 November 1977, Dutch National Ballet, Amsterdam.
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 15 June 2014.

    Running time: 25 minutes.

    0 отзывов
    Оставить отзыв
    Чтобы оставить отзыв необходимо или зарегистроваться.
    Данное мероприятие никто не комментировал. Вы можете стать первым.
    Афиша
    Все мероприятия
    Есть билеты
    • Февраль (1 мероприятие )
    20
    Февраля
    Четверг
    19:30
    Мариинский театр Мариинский-2
    в наличии более 100 билетов
    Купить билет
    билеты по 1500 - 3000
    Показать ещё
    Выберите для продолжения оформления заказа
    Выберите город Санкт-Петербург