• Описание
  • Отзывы
  • Спектакль «Обломов Иль Я»
    16 +

    Спектакль «Обломов Иль Я»

    В избранном у 4 пользователей
    Режиссер
    Р.Каганович, М.Пахомов
    Автор
    И.А.Гончаров
    Актеры/Исполнители
    А.Леонов, С.Бекетов
    Описание

    Путешествие во внутренний мир героя, человека, гражданина мира. Его имя – Обломов. 

    В спектакле этот персонаж принимает универсальный характер и рассматривается вне времени, культур, истории. Он становится пациентом с диагнозом измененные состояния сознания (ИСС). Заглянув в голову господина Обломова, создатели спектакля исследуют причинно-следственную связь внутренних процессов и поведения героя. Почему бездействие? Почему инертность? Почему апатия? 

    Таким образом классическая история, написанная Гончаровым почти двести лет назад, создается заново, интерпретируется и дает свой ответ.

    4 отзыва
    Оставить отзыв
    Чтобы оставить отзыв необходимо или зарегистроваться.
    екатерина т.
    24.04.2019 / 08:37
    Ходила с 16-летней дочкой на этот спектакль, так как это произведение проходят в 10 классе. Вначале все было довольно интересно и необычно, но ближе к концу я была повергнута в шок. Первое - мат со сцены театра, это слишком! Второе - красной ниткой в этой интерпретации произведения великого классика пытаются донести, что нет никакого смысла в жизни, не стоит его искать, это бесполезно. После монолога на эту тему главный герой всех посылает на ... и съедает таблетки. Затем бьется в конвульсиях и умирает. Уважаемые! Как Вам пришло в голову поставить возрастной ценз 16+, когда именно в этом возрасте дети пытаются найти этот самый смысл жизни? А тут предлагается ответ на вопрос и решение проблем. В общем спектакль для взрослых, зрелых, нервно уравновешенных людей.
    татьяна
    31.01.2019 / 11:19
    Отличная игра актера, идеальное перевоплощение в разных героев романа. Непередоваемая пластика, мимика. Интересно. Увлекательно.Современно.
    лариса
    21.03.2018 / 10:35
    Спектакль очень живой и подвижный.Антон Леонов перевоплощается в образы разных героев романа,показывает чудеса гибкости и пластики,пытается растормошить своего неповоротливого друга Обломова(С.Бекетов).Но того все больше засасывает в трясину апатии и лени .Авторы задают вопросы,откуда у прекрасного ,умного ,образованного человека такая инертность и безволие к жизни.Актеры играют выразительно и органично смотрятся.
    нектор в.
    06.12.2017 / 01:40
    Как Вам, Иван Лексаныч? Зацепило?
    По-нашему, ну очень было ржачно.
    Тот поршень ржавый Вашего сюжета
    отброшен, блин, на свалку вторчермета.
    Как чёрный корчился! Чертовски грациозно.
    Да, было круто. Корчились от смеха.
    Красивый кто-то всем в начале разрешил.

    Вначале был туман. Ну ни черта не видно.
    Лишь на столе белелось чьё-то тело.
    Мы догадались: это был Обломов.
    Потом всё очень быстро завертелось.
    Ах, кабы Вам, Иван Лексаныч, так!

    Верстак же, где полёживал Обломов,
    нисколько на диван был не похож.
    И это нереально по приколу.
    А то, что вытворяли эти двое,
    не выдержал бы никакой диван.
    Покувыркались так нормально акробаты.

    Когда ж слуга, какой-то маразматик,
    прям донага, наглец, разоблачился,
    не выдержали даже несмеяны.
    Мы любим эти хохмы на подмостках.
    Нам голый зад напомнил "Ladies Night".
    Что хорошо, то хорошо.
    Побольше бы натуры.
    Без пошлости, но чтобы обнажёнка.
    А антимонию не стоит разводить.

    Но цирк не кончился, хвала творцам, на этом.
    Обломову Штольц голову внезапно
    широким жестом подогнал. Реально - жесть!
    Ну, с тем, что Ольга - кукла восковая,
    Иван Лексаныч, согласитесь без базара.
    Красавчики - ребята! Только шарфик
    на шею так кокетливо наброшен -
    и вот уж Ольга на полу, раздвинув ноги,
    внимает отрешённо демагогу.
    Прозрачный заценили Вы намёк?

    Потом опять бла-бла и всё такое,
    но, в принципе, и в меру, и по теме,
    и музычка на заднем фоне в масть.
    Но вдруг пошло, походу, не по тексту.
    Облоша оплошал, или так надо
    по ходу пьесы - пёс их разберёт.
    Но он послал пластично и конкретно.
    Хотелось ржать и биться, право слово.
    Так стало тихо, словно на уроке,
    что если прыснешь - выставят за дверь.
    И вспомнилась литра, училка-злюка:
    её б сюда - пускай забьёт кондратий,
    не сильно, нет, но чтобы проняло.

    А дальше уж Илюху понесло:
    колёса, передоз, прощай, дружище.
    А чёрный тот - глумливый, как Тарантьев:
    вместо могилы - в люльку уложил.
    Иван Лексаныч, ёпсиль, что тут скажешь?
    Так надобно писать и ставить для.

    Одно неясно: рама чё висела?
    ---------------------------------------------------

    Друзья мои, когда б я был моложе,
    задрав штаны, бежал за режиссёром.
    Он из небытия вернул на вечер
    героя моего. Но тот навечно
    уснул теперь. Как будто не рождался.
    Мой текст рассыпан по полу. Нестрашно --
    Обломов встал из гроба во плоти,
    и приговор он огласил суровый.
    Досталось всем, а мне - так в полной мере,
    ведь я ещё иллюзии питал:
    Обломовка, девятая глава,
    и нежность голубиная, и сопли,
    поблёкшая сирень et cetera.

    Мне по душе гротеск и травестия
    того психоделического стиля,
    в котором я "Обломова" лепил.
    Иначе - невозможно, несценично.
    Иначе - до начинки не добраться.
    Иначе - нечем, не за что задеть.

    Герой наш измельчал, как измельчало время.
    Не богатырь, на печке возлежащий,
    но обнажённой экзистенции комок.
    И жизни собственной никчёмный он обломок.
    А может быть, всё прочее - обломки?
    осколки камня под ударами резца?

    Обломов наш, родившийся в рубахе
    и умерший, к несчастью, тоже в ней,
    не лох, не рохля, не безвольный пентюх.
    Мне кажется, сильнее многих даже
    он проживает хайдеггерский dasein.
    Безволие? А может - воля к смерти?
    Страх жизни - арзамасского страшней.
    Товарища по классике застывшей
    перефразировать здесь хочется игриво:
    в вечерний час в Долине Театральной
    Обломов спит и страшный видит сон,
    кошмарный сон, в котором он живой.
    Сон чёрно-белый, ломаный и сложный,
    кино почти немое.
    Всё выпукло и резко, обнажённо.

    Флегматик апатичный по натуре,
    я содрогался, словно эпилептик.
    Мучительны конвульсии души
    и пароксизм болезненного смеха.
    Как отвратителен мой чёрный человек,
    и чёрт страшнее, нежели малюют.
    Нас ангелы теперь не посещают.
    За рамками, за скобками, вне мира
    звучит молитва.
    Мой Херувим, и белый, и пушистый, -
    ничто, никто, ничтожество и ноль.
    (Как рад заметить был бы разность
    между Обломовым и мной.)
    ...нет Страшного Суда - вершим расправу сами.

    "Вы лучше пойте!" - отголосок "Casta Diva".
    Поэтому приходится влюбляться,
    ещё влюбляться, в третий раз влюбляться,
    а иногда, пардоньте, и влублять.
    - А для кого и петь? Мы разве слышим
    другое сердце? Плачу разве внемлем?
    Своё-то слышим? в суете снуём.

    Нет, господа, я стар, чтобы базарить,
    несклонен и хвалить своё болото.
    Но
    моя Ильинская - живая, как бутон.
    И с музыкой, пожалуй, вы ошиблись:
    всё остальное было фоном. И аминь.

    О раме следует спросить специалистов.
    Кривое отражение? Условность? -
    мол, граждане, вы всё-таки в театре.
    Иль пустоты зияющей клеймо?
    Или поклон всем местным живописцам?
    Или окно во тьму, в небытие?

    В финале колыбель. А не пора ль
    вставать? Хотя бы просыпаться
    для начала?


    Выберите для продолжения оформления заказа
    Выберите город Санкт-Петербург