• Описание
  • Отзывы
  • Афиша
  • Вечер одноактных балетов «Маргарита и Арман», «В ночи» «Симфония до мажор»/ «Marguerite and Armand», «In the Night», «Symphony in C»
    12 +

    Вечер одноактных балетов «Маргарита и Арман», «В ночи» «Симфония до мажор»/ «Marguerite and Armand», «In the Night», «Symphony in C»

    13 Октября 19:30 Мариинский театр
    Продолжительность
    1 ч 35 мин
    Описание

    Вечер одноактных балетов

    Маргарита и Арман
    Возрастная категория 12+

    Mузыка Ференца Листа (Соната для фортепиано си минор)
    Оркестровка Дадли Симпсона
    Хореография Фредерика Аштона

    Педагог-репетитор по постановке в Мариинском театре – Грант Койл
    Сценография и костюмы – Сесил Битон
    Оригинальная концепция света – Джон Б. Рид

    Балет «Маргарита и Арман» увидел свет в 1963 году на сцене Королевского театра Ковент-Гарден. Как утверждают очевидцы, занавес после премьеры поднимали 21 раз.
    Фредерик Аштон создал этот балет для Марго Фонтейн. Недавно появившегося в Лондоне Рудольфа Нуреева Аштон тогда почти еще не знал, но дуэт молодого харизматичного танцовщика с 43-летней гранд-дамой английского балета, несравненной Марго Фонтейн, подсказал удачную тему для постановки, в которой хореограф мог бы еще раз во всей красе представить свою любимицу.
    Аштон и Фонтейн вместе прошли путь становления в искусстве от первых проб до признания мастерства: она – в исполнительском искусстве, он – в постановочном. Он сочинял балеты на нее и для нее. И не имей Аштон такую чуткую исполнительницу, так вдохновлявшую его на протяжении двадцати пяти с лишним лет своей легкостью, эмоциональностью и совершенством, его достижения в английской хореографии, возможно, были бы иными. В начале 1960-х Марго Фонтейн собиралась завершать исполнительскую карьеру, и задуманное Аштоном сценическое воплощение истории, рассказанной Александром Дюма в «Даме с камелиями», невольно оказалось созвучным моменту ее творческой биографии. В балете героиня представала в финале своего жизненного пути: угасая от чахотки, она вспоминала яркие моменты прошедшей жизни и пылкой любви. Фонтейн впору было вспоминать минувшие дни былых творческих побед. И для Аштона эта постановка стала глубоко личным посвящением. Тогда, весной 1963 года, вряд ли кто мог предположить, что балетный сюжет предскажет сценарий дальнейшей творческой жизни балерины, где события надо будет рассматривать не в обратной перспективе, а в прямой. Что едва ли не главные триумфы еще впереди, что встреча с Нуреевым станет не поводом для ностальгии, а началом новой творческой жизни.
    С этой постановкой были связаны и другие удивительные совпадения: услышав по радио си-минорную фортепианную сонату Листа, Фредерик Аштон счел ее подходящей музыкальной основой будущего балета на сюжет «Дамы с камелиями». И каково же было его удивление, когда он узнал, что Ференца Листа и Мари Дюплесси, ставшую прототипом Маргариты Готье, главной героини романа и пьесы Дюма-сына, связывали романтические отношения в конце ее короткой жизни, и написана была соната через несколько лет после ее смерти!
    Аштон не создавал балет с учетом индивидуальности исполнителей, он также не рассказывал историю про своих танцовщиков, он создавал их историю – в этом спектакле родился легендарный дуэт. Именно поэтому хореограф категорически запрещал любым другим артистам прикасаться к этому ставшему таким судьбоносным шедевру. Если на первых репетициях у Фонтейн и Нуреева были дублеры, то со временем спектакль «Маргарита и Арман» для Аштона оказался не формой, интерпретаторов которой можно было бы заменить. Единственно возможным содержанием балета стали личности его главных исполнителей, магнетизм их взаимодействия на сцене.
    Но ушли из жизни создатели балета – сначала, в 1988 году, Аштон, потом в 1991-м – Марго Фонтейн, а спустя два года – Нуреев. И возникла идея оживить былое чудо.
    Первой, кому хранители наследия Аштона доверили роль Фонтейн, стала Сильви Гиллем, балерина уникальных физических данных и, что в данном случае гораздо важнее, редкой харизмы и ярчайшей индивидуальности. В 1984-м 19-летнюю Сильви Рудольф Нуреев объявлял этуалью Парижской оперы, спустя несколько лет открывал ее для Лондона на совместном выступлении и лично представлял Марго Фонтейн. И именно она вскоре стала главной героиней английского балета и безоговорочной любимицей лондонской публики, как когда-то Фонтейн. Для нее, наверное, как ни для кого другого была очевидна бессмысленность попыток идти по пути, проторенному ее наставником, Рудольфом Нуреевым, и бесконечно почитаемой им Марго Фонтейн. Вероятно, поэтому Сильви Гиллем дважды отказывалась от этой роли. А согласившись в 2000 году, ключ к образу стала искать не в том, какой Маргарита была у Фонтейн, а в литературном источнике.
    И началась новая история «Маргариты и Армана». Фантомы личностей и судеб Фонтейн и Нуреева отошли на второй план, и современные исполнители балета, которых с 2000 года уже немало, танцуют в нем историю персонажей Дюма.
    Ольга Макарова

    Мировая премьера – 12 марта 1963 года, Королевский балет Великобритании, Королевский оперный театр Ковент-Гарден, Лондон
    Премьера в Мариинском театре – 8 июля 2014 года

    Продолжительность балета 30 минут.

    ***
    В ночи

    Возрастная категория 6+

    Музыка Фредерика Шопена
    Хореография Джерома Роббинса (1970)

    Балетмейстер-постановщик – Бен Хьюс
    Художник по костюмам – Энтони Дауэлл
    Художник по свету – Дженифер Типтон
    Реконструкция света – Николь Пирс

    До появления спектакля в Мариинcком театре отечественная публика знала лишь Джерома Роббинса – постановщика мюзиклов, Роббинса – Бродвейского триумфатора. Не по «живым» спектаклям, конечно же, – но по киноверсии «Вестсайдской истории». Мариинский же в 1992 году открыл стране другого Роббинса – лирика и интеллектуала, одного из двух главных людей New York City Ballet. Того, что взял ноктюрны Шопена и в 1970 году сочинил «В ночи» – маленький балет для трех пар. Сначала они появляются на сцене по очереди, в финале танцуют одновременно. Каждая из пар представляет свой вариант диалога мужчины и женщины – и, при безукоризненном воспроизведении хореографического рисунка, все артисты вносят в эти диалоги свои представления о взаимоотношениях в дуэте. Благодушное кокетство и требование божественного служения, соревнование в блеске и детская жажда доверия – люди разные, и потому «В ночи» каждый раз выглядит чуть-чуть иначе, чем во время предыдущего показа.
    Анна Гордеева

    Мировая премьера – 29 января 1970 года, Нью-Йорк Сити балет, Нью-Йорк
    Премьера в Мариинском театре – 18 марта 1992 года
    Премьера возобновления – 5 мая 2009 года

    Продолжительность спектакля 25 минут.

    Исполняется с разрешения The Robbins Rights Trust.

    ***
    Симфония до мажор

    Возрастная категория 6+

    Музыка Жоржа Бизе (Симфония № 1, до мажор)
    Хореография Джорджа Баланчина (1947)
    Постановка Колин Нири
    Костюмы Ирины Пресс

    Один из самых известных своих балетов Джордж Баланчин поставил в 1947 году в Париже для труппы «Гранд-Опера». Выписанный из-за океана хореограф, выполняя французский заказ, был абсолютно верен себе: в новом спектакле, как и в большинстве зрелых сочинений Баланчина, отсутствовал сюжет, за танцем не было человеческих страстей, а только музыка, ее ритм и структура определяли развитие хореографического образа. Характер танца диктовала юношеская до-мажорная симфония Жоржа Бизе. Ее искрящаяся легкость подсказала название спектакля – «Хрустальный дворец». Правда, вскоре, при переносе балета в Нью-Йорк, придуманное название забылось, и вот уже более полувека многие ведущие балетные компании мира гордятся наличием в репертуаре «Симфонии до мажор» Баланчина. Этот балет как нельзя лучше подходит для того, чтобы представить достоинства труппы: четыре части спектакля поставлены на четыре пары солистов, и в этом балете можно с блеском показать способность артистов и справляться со сложнейшими фиоритурами заносок в аллегро, и горделиво и царственно «плыть» в адажио.
    Ольга Макарова

    Мировая премьера (под названием «Хрустальный дворец») – 28 июля 1947 года, Парижская опера
    Премьера в Мариинском театре – 9 февраля 1996 года

    Продолжительность балета 40 минут.

    Постановка балета Джорджа Баланчина «Симфония до мажор» подготовлена в сотрудничестве с Фондом Джорджа Баланчина и выполнена в соответствии со стандартами стиля и техники Баланчина (Balanchine Style® and Balanchine Technique®), установленными и предоставленными Фондом Баланчина.
    Мариинский театр благодарит госпожу Беттину фон Сименс за постоянную поддержку в реализации проекта «Балеты Баланчина в Мариинском».


    Marguerite and Armand

    Music by Franz Liszt (Piano Sonata in B Minor)
    Orchestrated by Dudley Simpson
    Choreography by Frederick Ashton

    Production Coach at the Mariinsky Theatre: Grant Coyle
    Set Designs and Costumes: Cecil Beaton
    Original Lighting Concept: John B. Read

    The ballet Marguerite and Armand was created at the Royal Opera House, Covent Garden, in 1963. Eye-witnesses recollect that following the premiere there were twenty-one curtain calls.
    Frederick Ashton staged the ballet for Margot Fonteyn. Rudolf Nureyev, who had recently arrived in London, was all but unknown to Ashton at the time, but the charismatic young dancer’s partnership with the forty-three-year-old grande dame of British ballet – the incomparable Margot Fonteyn – provided a suitable theme for the production in which the choreographer was afforded the opportunity once again to present his darling in all her glory.
    Ashton and Fonteyn emerged as great artists together – she as a ballerina and he as a choreographer. He created ballets with her in mind and dedicated them to her. And if Ashton had not had such a responsive performer who so inspired him over the course of more than a quarter of a century with her ease, emotionality and perfectionism his achievements in British choreography may well have been rather different. In the early 1960s Margot Fonteyn was planning to retire from performing and Ashton’s vision of a stage version of the story told by Alexandre Dumas fils in La Dame aux camélias happened to find resonance with her stage career. In the ballet, the heroine appeared at the end of her life’s journey: dying from consumption, she recalled moments of her former life and her passionate love. It suited Fonteyn to remember the past days of former artistic triumphs. And for Ashton this production was a deeply personal dedication. At the time, in spring 1963, no-one could have imagined that the method chosen to depict the story in the ballet would foretell the scenario of the ballerina’s own subsequent stage life, where events would not be regarded in retrospective but would look into the future. Her greatest triumphs were yet to come and her partnership with Nureyev was to be not a matter of nostalgia but rather the beginning of a new stage life.
    Other amazing coincidences are connected with this production: having heard Liszt’s Piano Sonata in B Minor on the radio, Frederick Ashton considered it to be a suitable musical basis for his future ballet based on the plot of La Dame aux camélias. And how surprised he was when he discovered that Franz Liszt and Marie Duplessis, the prototype of Marguerite Gautier, the female protagonist of Dumas fils’ novel and stage play, were linked by a romantic relationship at the end of her short life and that the sonata was composed several years after her death!
    Ashton did not create the ballet taking into account the individual characters of the performers, and neither did he tell a story about his dancers; he created their story – it was in this ballet that the legendary duo was born. This was why the choreographer categorically forbade any other dancers to touch this incredibly providential masterpiece. If, at first, during rehearsals Fonteyn and Nureyev had understudies, over time Ashton came to consider that the ballet Marguerite and Armand was not a vehicle where the performers could be replaced. The only possible content of the ballet was the personalities of its protagonists and the magnetism of their relationship on the stage.
    But one by one the creators of the ballet all died – first Ashton in 1988, then Margot Fonteyn in 1991 and, two years after that, Nureyev. And the idea arose of reviving this “lost” wonder.
    The first dancer with whom the guardians of Ashton’s legacy entrusted Fonteyn’s role was Sylvie Guillem, a ballerina with unique physical abilities and, which is more important here, a rare charisma and incredibly powerful individuality. In 1984 the nineteen-year-old Sylvie had been named an Étoile of the Opéra de Paris by Rudolf Nureyev, while some years later he took her to London for a co-performance and personally introduced her to Margot Fonteyn. Soon she became the brightest star of British ballet, as Fonteyn herself had once been, the unchallenged darling of London audiences. It is quite possible that she, more than anyone else, saw the obvious pointlessness of following the path taken by her mentor Rudolf Nureyev and his eternally adored Margot Fonteyn. Probably that is why Sylvie Guillem turned down the role on two occasions. And when she accepted it in 2000 she looked for the key to the image not in Fonteyn’s Marguerite but in the literary source.
    Thus began the new stage life of Marguerite and Armand. The “ghosts” and destinies of Fonteyn and Nureyev have faded into the background, and today’s performers of the ballet – of whom there have been a great many since 2000 – dance the story of Dumas’ characters.
    Olga Makarova

    World premiere: 12 March 1963, The Royal Ballet of Great Britain, Royal Opera House, Covent Garden, London
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 8 July 2014

    Running time: 30 minutes

    ***

    In the Night

    Music by Frédéric Chopin
    Choreography by Jerome Robbins (1970)

    Staged by Ben  Huys
    Costumes by Anthony Dowell
    Lighting by Jennifer Tipton
    Recreated by Nicole Pearce

    Prior to the appearance of this ballet in the Mariinsky Theatre repertoire, Russian audiences knew Jerome Robbins only as a hypostasis – Robbins-the-choreographer-of-musicals, Robbins-the-Broadway-triumph. Not for his “live” productions, of course, but rather for his film version of Westside Story, which caused a veritable furore in the cinemas of the Soviet Union. In 1992, the Mariinsky Theatre brought another Robbins to the country – Robbins the lyricist and the intellectual, one of the two leading figures at New York City Ballet. The man who took Chopin’s nocturnes and in 1970 created In the Night – a short ballet for three couples. Initially they appear on stage in turn, while in the finale they all dance at the same time. Each of the couples offers their own version of the dialogue between man and woman – and, impeccably reproducing the choreographic scene, all the performers bring their own ideas of paired relationships to these dialogues. The good-natured coquetry and the claims of divine service, competing in the dazzle and the childlike thirst for trust – all different people, and so every time In the Night looks just that little bit different from the previous display.
    Anna Gordeyeva

    World premiere: 29 January 1970, New York City Ballet, New York
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 18 March 1992
    Premiere of the revival: 5 May 2009

    Running time 25 minutes

    ***

    Simphony in С

    Music by Georges Bizet (Symphony No. 1 in C)
    Choreography by George Balanchine (1947)

    Staging by Colleen Neary
    Costume design by Irina Press

    George Balanchine staged one of his most famous ballets for the company of the Opéra de Paris in 1947. Invited from beyond the ocean, the choreographer, in executing the French commission, was absolutely sure of himself: in this new work, as in most mature ballets by Balanchine, there was no plot, there were no human passions behind the dance, and only the music, its rhythm and structure determined the development of the choreographic image. The character of the dance was dictated by Georges Bizet’s youthful Symphony in C Major. Its sparkling lightness provided the name of the work – Le Palais de cristal. It is true that soon after the ballet was brought to New York the invented title became forgotten, and for over half a century many leading ballet companies throughout the world have been proud to have Balanchine’s Symphony in C in their repertoires. This ballet is ideal for showcasing a company’s merits: the four parts of the ballet are staged for four pairs of soloists, and in this ballet dancers can dazzlingly show off their skills and take on the incredibly complex fiorituri of the shading in the allegro, and proudly and majestically “sail” into the adagio.
    Olga Makarova

    World premiere: 28 July 1947, Théâtre National de l'Opéra, Paris
    Premiere at the Mariinsky Theatre: 9 February 1996

    Running time: 40 minutes

    0 отзывов
    Оставить отзыв
    Чтобы оставить отзыв необходимо или зарегистроваться.
    Данное мероприятие никто не комментировал. Вы можете стать первым.
    Афиша
    Все мероприятия
    Есть билеты
    • Октябрь (1 мероприятие )
    13
    Октября
    Вторник
    19:30
    Мариинский театр Мариинский-2
    в наличии более 100 билетов
    Купить билет
    билеты по 900 - 4500
    Показать ещё
    Выберите для продолжения оформления заказа
    Выберите город Санкт-Петербург